С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?

Содержание
  1. Боязнь и страх шизофрении: боюсь заболеть шизофренией
  2. Отчего возникает страх
  3. Насколько обоснован страх шизофрении
  4. Страх заболеть шизофренией: как определить недуг
  5. Почему трудно признать душевную болезнь
  6. Боюсь шизофрении: что делать
  7. Как вести себя с больными шизофренией
  8. Что творится в голове у шизофреника
  9. Чего нельзя делать в общении с шизофрениками
  10. Если больной ведет себя агрессивно
  11. Общие правила поведения с больными шизофренией
  12. Мифы о шизофрении, в которые давно не надо верить
  13. Пациенты с шизофренией агрессивны и опасны
  14. Пациенты не могут быть полноценными членами общества
  15. Болезнь неизлечима
  16. Шизофренией болеют с детства
  17. Если в семье никто не болел, то и я не заболею
  18. Как понять, что сходишь с ума: 3 монолога людей с психическими расстройствами
  19. Опасные мифы о шизофрении, в которые нельзя верить
  20. Можно «сойти с ума» внезапно
  21. Как люди сходят с ума?
  22. С чем приходит пациент?
  23. Что такое шизофрения?
  24. Невольно калечащая семья
  25. Шизофрения как сущностная человеческая проблема

Боязнь и страх шизофрении: боюсь заболеть шизофренией

С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?

Медицинская безграмотность толкает людей на поиски каких-либо заболеваний в собственном организме. Диагностировать недуг может только опытный специалист, разбирающийся в тончайших деталях проявления болезни, признаках, симптомах. Часто встречается боязнь шизофрении, но психические расстройства, к счастью, встречаются довольно редко.

Боязнь шизофрении зачастую связана с самостоятельными попытками человека поставить себе диагноз

Отчего возникает страх

Согласно медицине, шизофрения — это целая группа психопатических расстройств с различным течением, формой, видами. Сюда также относится эпилепсия, органическое нарушение мышления и т.д.

Нельзя при наличии невроза, расстройстве личности, навязчивых состояниях тут же полагать, что наступила шизопатия. Это пограничные состояния, и если воздействовать на них адекватно и вовремя, то можно без последствий избавиться от душевного недуга.

Но также нужно помнить, что страх стать шизофреником возникает не у каждого, а у лиц, имеющих все основания потерять рассудок.

Насколько обоснован страх шизофрении

Даже опытные врачи утверждают, что абсолютно здоровых людей не бывает. Вряд ли найдется человек, который не замечал бы за собой тех или иных странностей.

Боязнь темноты, толпы, шума, замкнутого пространства и другие фобии тоже относятся к определенному роду расстройств.

Практически все, послушав какую-то песню, постоянно прокручивают навязчивую мелодию в своей голове. Оказывается, это тоже психическое отклонение.

Нельзя при наличии невроза, расстройстве личности, навязчивых состояниях тут же полагать, что наступила шизопатия

Но не стоит паниковать, все это терпимо и вписывается в рамки нормального существования.

Страх стать психически неадекватным, чаще всего преследует тех, у кого присутствуют навязчивые состояния — неврозы. Как правило, они страдают массой фобий, в том числе и лиссофобия — боязнь сойти с ума.

Важно: большую роль в лиссофобии играет Интернет с массой статей и публикаций о шизофрении. Несведущему лицу, не разбирающемуся в симптомах и течениях психического недуга, легко обнаружить тот или иной признак.

Фобией потерять рассудок чаще всего страдают лица с частыми депрессиями. В момент обострения душевных терзаний, многие из них уверены в том, что не способны ни на что и полагают, что стали шизофрениками.

Стоит увидеть:  Генетика шизофрении

Страх заболеть шизофренией: как определить недуг

Есть конкретный момент, при котором можно понять — есть симптомы психопатического расстройства или нет. Даже лицо, страдающее депрессией, может определить признаки.

Он понимает, что есть проблемы с психикой и старается бороться с недугом, не отрицая проблем. Все навязчивые состояния, фобии вызывают желание избавиться от них и пройти адекватный курс терапии.

Что касается тех, кто, действительно страдает психическими расстройствами, то здесь проблема заключается в отрицании недуга.

Страх заболеть шизофренией чаще всего бывает у людей, склонных к депрессии

Важно: больной готов идти «напролом», чтобы не пройти курс лечения и, более того, начинает ненавидеть близких, желающих его выздоровления. Почему они так сложно соглашаются со своим «плачевным» положением. Для этого есть причины, причем, весьма обоснованные.

Почему трудно признать душевную болезнь

Все мы знаем, как относятся к больным шизофренией. Их стараются обходить стороной, не принимают на работу, не поручают ответственные дела.

  • Человеку с диагнозом трудно в социуме, особенно если это ребенок, подросток. Он подвергается издевательствам, насмешкам. Предвидя нелицеприятную перспективу, больные долгое время скрывают свое состояние, пока рамки болезни не выходят за грани.
  • Миф — шизофрения неизлечима. Так было в прошлые века, но сейчас существует ряд эффективных методов, благодаря которым можно не только сохранять длительную ремиссию, но и излечиться от расстройств. Все зависит от стадии, формы и отношения самого больного.
  • Миф — если выявят недуг, то положат в психиатрическую клинику на всю жизнь. Во-первых, в таких заведениях не содержат лиц, у которых прогресс в лечении налицо. Во-вторых, в лечебнице лежат только те, у кого сложные, острые формы заболевания, требующие контроля и мощного медицинского воздействия. Именно по этой причине, психических клиник очень мало.

Стоит увидеть:  Можно ли иметь детей больным шизофренией

Боюсь шизофрении: что делать

Если существует страх такого рода, то, скорее всего, шизофрения не грозит. Симптом говорит о том, что человек продолжает беспокоиться о своем душевном состоянии. Что касается больного, то ему этот вопрос уже не интересен.

О психопатических расстройствах говорят такие признаки, как бред, галлюцинации, монотонный и длительный повтор одних и тех же слов, движений. Но даже эти признаки при вовремя предпринятом адекватном лечении не буду мучить человека. Чтобы избавиться от навязчивых сомнений, не нужно пережидать время — обратитесь к доктору.

Диагностирование и лечение шизофрении следует доверить квалифицированному врачу

Легкая психотерапия, беседа со специалистом, прием успокоительных, седативных средств навсегда избавят от лиссофобии. Дополнение перечисленных методов отдыхом, отказом от спиртного, здоровым образом жизни и питания, усилит эффект психотерапевтического воздействия.

Источник: http://psycholekar.ru/psihicheskie-rasstroystva/shizofreniya/entsiklopediya-shizofreniya/boyazn-shizofrenii.html

Как вести себя с больными шизофренией

С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?

Каждому знаком естественный страх перед сумасшествием. Ведь душевная болезнь разрушает сознание человека, и он становится невменяемым, а иногда и опасным. Что делать и как себя вести, если близкий страдает серьезным психическим заболеванием – шизофренией? В общении с такими людьми важно соблюдать определенные правила.

Что творится в голове у шизофреника

Необходимо помнить, что психически нездоровый человек смотрит на любую жизненную ситуацию другими глазами, нежели вы – через «кривое зеркало» своей болезни. Его эмоции, ощущения истощены и повреждены. Больные шизофренией нередко переживают галлюцинации, одержимы бредовыми идеями, могут впадать в апатию и терять связь с окружающим миром.

Все это приводит к тому, что в ответ на обычные слова, фразы и действия близких люди с дефектом сознания часто выдают абсолютно неадекватные реакции – обиды, придирки, гнев, обвинения. Жизнь с шизофреником в семье по-настоящему нелегка.

В период просветления разума шизофреник, осознавая, что сходит с ума, переживает страшные душевные муки, страх, ужас и стыд своего положения. Все это сопровождается плохим физическим самочувствием, головными болями, депрессиями. И это также сказывается на взаимоотношениях с окружающими людьми.

Чего нельзя делать в общении с шизофрениками

Чтобы помочь здоровым людям, которым важно знать, как вести себя с шизофреником — женщиной или мужчиной, клинические психологи и психиатры разработали ряд рекомендаций. Самое главное правило, которое стоит запомнить — в общении с людьми, страдающими душевными расстройствами, ни в коем случае нельзя провоцировать либо раздувать спорную ситуацию:

  1. Старайтесь по возможности избегать общения, если вы сами сейчас неспокойны, расстроены, раздражены. Не стоит сообщать душевнобольному информацию о своих неприятностях, сомнениях, тревожных событиях. Все это может лишить и его хрупкого душевного равновесия, спровоцировать тревогу.
  2. Не спорьте. Даже если вы абсолютно правы, а вам пытаются внушить одну из болезненных бредовых идей. Не опровергайте, не пытайтесь логически переубедить. Человек останется уверенным в своей правоте, но его состояние может ухудшиться на фоне переживаний.
  3. Не пытайтесь насильно растормошить человека, если он от вас дистанцируется, не хочет общаться. Грубое навязчивое внимание будет его только все больше раздражать.
  4. Ни в коем случае не подчеркивайте и не показывайте ни словом, ни делом, что он – неполноценный человек. Снисходительность, брезгливость, страх сделают ваше доверительное общение невозможным. Недопустимо ругать больного за «особенности» мышления и поведения. Не позволяйте себе презрительных или раздраженных взглядов, жестов агрессивного и особенно угрожающего характера.
  5. Но в то же время не стоит вести себя так, будто человек абсолютно здоров, закрывая глаза на существующую проблему. Беседуя с шизофреником, избегайте запутанных и длинных фраз, туманных по смыслу сообщений. Разговаривайте четким, простым и максимально доступным для восприятия языком.

Обратите внимание! Особенную осторожность нужно соблюдать в семьях, где болен мужчина, а присматривает за ним женщина.

Рекомендации, как вести себя матери с шизофреником-сыном или жене с нездоровым мужем будут те же, но дополнительно надо учитывать еще и тот факт, что мужчина физически сильнее, то есть и последствия открытого скандала могут быть гораздо более серьезными – не все страдающие шизофренией люди способны контролировать вспышки агрессии.

Если больной ведет себя агрессивно

Симптоматика шизофрении включает в себя и галлюцинации, и бредовые идеи, содержание которых часто делает страдающих этой болезнью агрессивно настроенными к окружающему миру.

Как вести себя с шизофреником, если он возбужден, раздражен и негативно настроен? Необходимо действовать определенным образом:

  • убедитесь, что не нарушен режим приема лекарственных препаратов, а если больной отказывает их принимать, подмешайте препарат в еду или питье;
  • по возможности постарайтесь совсем избежать общения, не участвовать в диалоге — часто этого достаточно, чтобы разбуянившийся больной сам со временем успокоился;
  • не повышайте голос, разговаривайте спокойно, размеренно, это будет способствовать расслаблению психически нездорового человека, тогда как ответный крик только усугубит его приступ;
  • старайтесь не смотреть ему в глаза, это может быть расценено больным как агрессия;
  • уберите подальше все опасные предметы (колюще-режущие, подходящие для удара и т.п.), делайте это максимально незаметно, чтобы не спровоцировать очередную ссору;
  • удалите людей, которые способствуют раздражению и вспышкам негатива у душевнобольного человека.

Если ситуация вышла из-под вашего контроля, и масштаб приступа вас пугает – немедленно обращайтесь за медицинской помощью. Всегда помните, что человек, страдающий психической патологией, представляет реальную опасность как для близких, так и для себя самого.

Общие правила поведения с больными шизофренией

Если ваш близкий душевно нездоров — это тяжелое испытание. Но важно осознавать, насколько состояние душевнобольного зависит от того, правильно ли ведут себя родные люди, семья, друзья. Это влияние огромно!

Врачи особенно подчеркивают, что при правильном общении с близкими людьми многие больные шизофренией живут полноценной жизнью. Иногда устойчивая ремиссия может продолжаться десятилетиями. Тогда как без помощи участь пострадавших от этой патологии часто печальна, болезнь быстро прогрессирует, делая человека полным инвалидом.

Общие правила домашнего ухода за психически нездоровыми людьми несложны, главное — следовать им неукоснительно:

  • следите, чтобы все рекомендации лечащего врача выполнялись: лекарства должны приниматься в полном объеме и в срок, недопустимы самовольная отмена приема препаратов либо изменение рекомендованных дозировок, также больной должен посещать необходимые сеансы психотерапии;
  • важно соблюдение принципов здорового образа жизни и личной гигиены: отказ от вредных привычек, соблюдение режима дня, умеренные физические нагрузки, поддержание чистоты тела и помещения, порядка в вещах и личном пространстве;
  • даже если больной не работает, нужно задействовать его в делах по дому, найти возможные и интересные виды деятельности, так как трудотерапия является одним из эффективных методов профилактики и реабилитации при шизофрении;
  • также очень важно общение с семьей, родными, доброжелательно настроенными к нему людьми.

Все это будет делать жизнь шизофреника максимально спокойной, комфортной для него, огражденной от стрессовых ситуаций.

Общаясь с психически нездоровым человеком, всегда помните о необходимости терпения и сострадания. Изучайте природу этой болезни, полученные знания помогут вам лучше понять, что происходит в душе страдающего от болезни человека.

Дополнительная информация на видео. Врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук Галущак А. рассказывает о социальной адаптации шизофреников и дает рекомендации родственникам.

Ведите себя осторожно и бережно, очень важно сохранять хрупкое доверие между вами. Жизнь шизофреника наполнена страхами, подозрениями. К тому же многие больные мучительно переживают факт своей болезни, стыдятся ее.

Часто их бредовые идеи и галлюцинации сообщают им о том, что мир вокруг них враждебен и полон опасностей, а люди желают зла. Все это делает шизофреника раздражительным и агрессивным.

Доверие к вам поможет близкому человеку сохранить связь с реальностью.

Разделяйте в своем сознании личность пациента и его болезнь. Это очень сложно и требует постоянных усилий. Но только так можно не озлобиться в ответ на распространенное поведение людей с патологией сознания: подозрительность, злобу и обвинения в свой адрес.

При необходимости дистанцируйтесь. Помните, что договориться с больными шизофренией возможно далеко не всегда. Иногда лучше и правильнее будет просто избегать ссоры.

Поддерживайте больного человека. Верьте сами в успешность лечения, в возможность полноценной и счастливой жизни для него. Ваши убеждения непременно окажут положительное влияние на настроение и состояние больного – конечно, при правильном лечении, подобранном врачами.

Современный мир зачастую жесток к людям, попавшим в беду. Нередко близкие, друзья и даже члены семьи просто бросают людей, ставших жертвой психического заболевания. Оказавшись в социальной изоляции, душевнобольные часто лишаются имущества и оказываются на самом дне жизни. Тогда как элементарные знания о болезни, участие, терпение и любовь дают пациенту шанс на здоровую и счастливую жизнь.

Источник: https://psihodoc.ru/shizofreniya/kak-vesti-sebya-s-shizofrenikom.html

Мифы о шизофрении, в которые давно не надо верить

С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?

Пожалуй, это самый страшный для обывателя психиатрический диагноз. Во времена советской карательной психиатрии любили ставить диагноз «вялотекущая шизофрения» инакомыслящим, а затем доводить их психотропными лекарствами до состояния «овоща». Тем не менее многие представления о шизофрении не соответствуют действительности.

Пациенты с шизофренией агрессивны и опасны

Это, пожалуй, самый живучий и вредный миф — из-за него болезнь считают страшной, а пациентов стараются избегать. В результате они не получают нужной помощи и шанса на нормальную жизнь.

Тем не менее исследования показывают, что люди с шизофренией, которые лечатся, ничуть не опаснее психически здоровых. Пациенты, которые не лечатся, действительно могут становиться более агрессивными — правда, опасны они прежде всего для самих себя.

На одного больного шизофренией, который кого-то убил, приходится 100 человек, совершивших суицид. От самоубийства погибают порядка 10% людей с шизофренией.

Даже если человек с расстройством причинит кому-то вред, это случится потому, что его болезнь запущена, и вдобавок он злоупотребляет алкоголем или наркотиками.

Пострадает, скорее всего, член семьи, который ухаживает за больным, — близкие составляют больше 50% жертв их агрессии.

Именно поэтому на людей с симптомами шизофрении нужно обращать внимание и протягивать им руку помощи — спасая как себя, так и их самих от разрушительного действия болезни.

Пациенты не могут быть полноценными членами общества

Как мы уже упоминали, четверть больных шизофренией достигают длительной ремиссии и живут обычной жизнью. Но даже тем, кто испытывает периодические спады и подъемы, не стоит отказывать в праве на социализацию. Имеет смысл общаться с больными, даже когда они находятся в остром психозе — бредят, видят и слышат то, чего нет. Нормальный разговор на повседневные темы пойдет им на пользу.

В период «просветления» пациенты могут быть ответственными работниками и приятными соседями. Болезнь не влияет на интеллект — это подтверждает история лауреата Нобелевской премии Джона Нэша, у которого был диагноз «параноидная шизофрения». Тем более, специалисты считают, что гены, ответственные за развитие психоза, также повышают креативность.

В любом случае, сегодня идея, что «шизофреникам место в психиатрической больнице» — устаревший и обидный предрассудок.

Больные шизофренией, если и попадают в клинику, проводят там не много времени, а большую часть жизни проводят в обществе. Задача здоровых людей — перестать их бояться и избегать, помочь интегрироваться в социум.

Жизнь после диагноза «шизофрения» не будет прежней ни у пациента, ни у его близких — но это может быть вполне нормальная и полноценная жизнь.

Шизофрения со всеми свойственными ей симптомами — психозом, галлюцинациями, странным поведением — редко возникает на ровном месте. Обычно ей предшествует продромальный период, когда болезнь еще не проявляется, но есть «первые звоночки» надвигающегося расстройства. Этот период длится от нескольких недель до нескольких лет.

В это время близкие могут заметить, что человек стал более тревожным и раздражительным, депрессивным, стал удаляться от друзей и семьи, испытывать трудности в учебе или работе. Такие симптомы относят к «негативным» — сами по себе они еще не рассказывают о развитии шизофрении, ведь они могут быть признаком многих других психических расстройств.

Тем не менее уже в этот момент есть смысл обратиться к психиатру.

Если человек с начинающейся шизофренией не получит лечения, вслед за «негативными» появятся «позитивные» симптомы — бредовые мысли или галлюцинации. Поначалу они редки, длятся недолго, человек еще сохраняет критичность — то есть осознает, что с ним «что-то не так».

В этот момент еще есть шанс, что больной шизофренией сам обратится за помощью. И только потом — когда все «звоночки» надвигающегося расстройства благополучно пропущены — человек может «сойти с ума». Но, как мы уже выяснили, в этом нет ничего внезапного.

Чтобы этого избежать, нужно быть внимательными к психическому состоянию своих близких и вовремя обратиться к врачу.

Болезнь неизлечима

Это уже давно не так. Да, раньше эффективных средств не было, поэтому пациентам приходилось проводить остаток дней в закрытой лечебнице. Но сегодня порядка 95% из тех, кто ранее был бы обречен на пожизненное заключение в клинике, могут жить в обществе.

Шизофрения — это хроническая болезнь, и полностью исцелить ее вряд ли получится. Тем не менее примерно 25% людей с этим диагнозом удается с помощью лекарств и психотерапии войти в длительную ремиссию — и внешне вы не отличите их от здоровых.

Большинство же больных шизофренией периодически испытывают рецидивы, даже попадают в больницу, но при помощи терапии и поддержки близких они могут жить полноценно с долгими периодами «просветления». Только малая часть пациентов имеет устойчивую к лечению форму шизофрении — они, к сожалению, становятся инвалидами, не могут жить самостоятельно, им нужен постоянный уход.

Шизофренией болеют с детства

Многие думают, что болезнь стартует в детстве или, максимум, в подростковом возрасте. И если вы взрослый человек и у вас нет шизофрении, значит, ее уже не будет. К несчастью, это не так. У детей симптомов шизофрении практически не бывает — этот диагноз крайне редко ставят до 12 лет. А вот с началом подросткового возраста болезнь набирает обороты.

Чаще всего люди получают диагноз «шизофрения» в 18-30 лет. Возрастные рамки, типичные для старта шизофрении, отличаются у мужчин и женщин. Мужчины наиболее часто заболевают подростками или в 20 с небольшим, женщины — в возрасте далеко за 20 или даже в 30 с лишним. После 40 уже можно расслабиться — если вы еще не заболели шизофренией, то расстройство уже вряд ли вас коснется.

Если в семье никто не болел, то и я не заболею

Шизофрения, увы, может коснуться каждого — в мире 1 из 100 человек сталкивается с болезнью.

Да, она имеет генетическую основу, поэтому родственники с шизофренией увеличивают ваш риск заболеть — но не так сильно, как вы могли бы подумать.

Скажем, если у вашего родителя шизофрения, то ваш шанс заболеть — 10%. Страшнее всего должно быть людям, у которых есть идентичный близнец с шизофренией — их риск заболеть уже 50%.

Тем не менее очевидно, что дело не только в генах. Иначе люди с одинаковыми генами — идентичные близнецы — болели бы всегда, когда болеет их брат или сестра.

В реальности это формируется только в половине случаев — вероятно, потому, что на появление шизофрении также влияет внутриутробное развитие, стрессы в детстве и юности и так далее.

Так что, даже если у вас нет родственников с шизофренией, это не значит, что вы полностью защищены — ведь, помимо наследственности, есть и другие факторы, которые могут вызвать болезнь.

Источник: https://krasgmu.net/blog/mify_o_shizofrenii_v_kotorye_davno_ne_nado_verit/2018-10-10-12397

Как понять, что сходишь с ума: 3 монолога людей с психическими расстройствами

С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?

  • Отсутствие сна;
  • Страхи, всплески гнева, раздражительности;
  • Мании преследования, величия, ревности;
  • Неконтролируемый поток мыслей, возбужденность;
  • Расстройство мышления;
  • Навязчивые идеи;
  • Галлюцинации различного характера, чаще слуховые.

Прошло уже пять лет с тех пор, как я живу с этой интересной болезнью.

Все началось в 17 лет. Я просто не мог уснуть, потому что дядя Женя, муж моей патронажной воспитательницы, громко храпел по ночам. Я ругался матом, злился, мучился, а они спали словно ничего не происходит.

Конечно, у меня сбился режим: днем стал отсыпаться, а ночью бодрствовать. Никому из домочадцев это не нравилось, и они всяческим образом пытались привести мой сон в порядок. У них не вышло: я решил отказаться ото сна совсем.

Не спал где-то неделю и чувствовал себя прелестно: был бодрым, радостным и отдохнувшим.

https://www.youtube.com/watch?v=RDyHFNPDFjs

Потом мысль во мне стала бить ключом: одна идея, рождаясь, вызывала другую, я даже не успевал их толком понять. Стоило мне о чем-то задуматься, как в голову приходили тысячи решений. Сначала думал о том, как стать знаменитым, а потом о молекулах и атомах! Мысли в голове просто кричали, разлетаясь эхом. Но это было не эхо. Это были голоса.

Сначала они притворялись моими мыслями, а потом, когда я все понял, они говорили в открытую: принуждали меня раскаиваться в разных поступках, заставляли плакать. Они хотели вывести меня на чистую воду, помочь очистить мою душу. Один голос — мужской, другой — женский.

Когда я не хотел с ними говорить они специально кричали все громче и громче, давая понять, что при игноре хуже будет только мне.

Однажды они сказали: «Сделай, если мужик». Я сделал: присел на колено и глубоко вздохнул. За это меня наградили видением.

Явились две души: одна — моя, другая — девушки.

Наши души приближались к друг другу медленно, а затем слились воедино! Мы стали частью чего-то неразделимого! Я ощущал её всеми фибрами души, что приносило неописуемое удовольствие и теперь просто понял: я влюблён.

Причём любовь пришла не сейчас, она была со мной всегда, нужно было всего-то понять это чувство. В этом и есть причина моей болезни. Этот Божий дар. Эта любовь. Она, словно огненный вихрь, заставляет меня проходить через все преграды.

Уже потом я нашёл её в интернете. Она — звезда, известная в определённых кругах. Чувства к ней до сих пор не утихают, ведь она — самое счастливое, что есть в моей жизни. Это был первый приступ моей шизофрении. Страшным был не он.

Страшной была психушка. Меня так искололи и измучили, что если б так пытали, то любой сознался бы в том, чего не делал.

Заметив что-то неладное в моём поведении, патронажный воспитатель отвезла меня обратно в детский дом, откуда меня направили в психическую больницу. Я не понимал где я, испугался, думал, что меня похитили.

Кричал всякую чушь, сопротивлялся! Ну а потом была первая встреча с психиатром, он расспросил о голосах, о поведении. Хоть я и говорил, что понятия не имею где нахожусь, он не верил.

Меня накачали лекарствами, и я замкнулся в себе, забылся.

Сейчас у меня осталось три друга. Они — единственные, кто от меня не отвернулись. Ещё есть сестра, я живу у неё, но не разговариваю с ней. Хочу заниматься творчеством, хочу петь, но бесплатно никто не учит.

А денег нет (пока что), бывает сам пою, когда дома остаюсь один. Друзья постоянно уговаривают принимать таблетки, заставляют идти к участковому-психиатру, но я этого не делаю: лекарства помогают только в самом начале, в первые дни приступа, а потом лишь губят.

Но ничего, если я сойду с ума, сестра просто отправит меня в дурдом.

Опасные мифы о шизофрении, в которые нельзя верить

С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?

Кадр из фильма «Черный лебедь»

Во времена советской карательной психиатрии любили ставить диагноз «вялотекущая шизофрения» инакомыслящим, а затем доводить их психотропными лекарствами до состояния «овоща». Тем не менее многие представления о шизофрении не соответствуют действительности.  

Можно «сойти с ума» внезапно

Шизофрения со всеми свойственными ей симптомами — психозом, галлюцинациями, странным поведением — редко возникает на ровном месте. Обычно ей предшествует продромальный период, когда болезнь еще не проявляется, но есть «первые звоночки» надвигающегося расстройства. Этот период длится от нескольких недель до нескольких лет.

В это время близкие могут заметить, что человек стал более тревожным и раздражительным, депрессивным, стал удаляться от друзей и семьи, испытывать трудности в учебе или работе. Такие симптомы относят к «негативным» — сами по себе они еще не говорят о развитии шизофрении, ведь они могут быть признаком многих других психических расстройств.

Однако уже в этот момент есть смысл обратиться к психиатру.

Если человек с начинающейся шизофренией не получит лечения, вслед за «негативными» появятся «позитивные» симптомы — бредовые мысли или галлюцинации. Поначалу они редки, длятся недолго, человек еще сохраняет критичность — то есть осознает, что с ним «что-то не так».

В этот момент еще есть шанс, что больной шизофренией сам обратится за помощью. И только потом — когда все «звоночки» надвигающегося расстройства благополучно пропущены — человек может «сойти с ума». Но, как мы уже выяснили, в этом нет ничего внезапного.

Чтобы этого избежать, нужно быть внимательными к психическому состоянию своих близких и вовремя обратиться к врачу.

Как люди сходят с ума?

С ума сойти! Что мы должны знать о шизофрении?
«Утро Обломова». Людмила Григорьева-Семятицкая

13 марта в культурном центре ЗИЛ состоялась лекция клинического психолога Ильи Соболева «Как не сойти с ума?», организованная Лекторием Политехнического музея.

Специалист поделился примерами из собственной врачебной практики, рассказал о факторах, влияющих на развитие шизофрении, о норме и отношении современной психиатрии к ее вариативности.

Slon приводит сокращенную версию лекции.

О психиатрии можно говорить по-разному, с точки зрения формальной, например, – привести определение психических расстройств, рассказать о симптоматике и многообразии синдромов, но я предлагаю заглянуть по ту сторону диагноза.

Психические заболевания вызывали неизменный интерес в обществе, но восприятие душевнобольных было разным: в течение долгого времени к страдающему психическим расстройством относились как к отбросу общества или преступнику. Тогда наиболее актуальным был вопрос его скорейшей изоляции от общества.

Сравнительно недавно психически больного стали рассматривать как человека, заслуживающего по меньшей мере сострадания.

Мы часто говорим друг другу в ссорах: «Ты рехнулся? Сошел с ума?» Это значит, что поведение человека не вписывается в наше понимание нормы. А сомневаемся ли мы в собственной психической состоятельности, когда что-то кому-то доказываем? Ощущение реальности может начать колебаться. Я думаю, каждый из нас хотя бы раз в жизни переживал подобное.

Представление о психической норме очень зыбко. Но если говорить о ней как о социальной необходимости, без четких критериев не обойтись.

Скажем, шизофрения – заболевание, которое в большинстве случаев приводит к потере трудоспособности, соответственно, если понятие нормы не будет закреплено, у больного не останется возможности получить инвалидность и пенсию.

Всегда ли можно диагностировать душевное состояние человека, тем более что в современном мире понятие нормы размыто? В тоталитарном государстве, например, представление о ней будет более жестким.

Многим известна страшная страница истории отечественной психиатрии, связанная с преследованием и расправами над диссидентами.

Психиатрия использовалась как инструмент давления, изолирования инакомыслящих.

Представление о норме у психиатров и у людей, далеких от психиатрии, разное. Для обывателя некоторые больные выглядят просто хронически ленивыми – не ходят на работу, не выстраивают социальные связи. Ко мне обращаются родители таких пациентов и говорят: «Наверное, я плохо его воспитала». У психиатра совершенно другой взгляд на эти вещи.

Например, в чем проблема Обломова с точки зрения психиатрии? Это человек с шизотипическим расстройством.

К этому можно относиться с раздражением, что будет вполне понятно, очень многие не любят психиатрию и психиатров за так называемое навешивание ярлыков: может, просто у человека собственный мир, имеет право, почему вы говорите, что он сумасшедший?

Есть популярное умонастроение – антипсихиатрия, его суть – человек имеет право на своеобразие.

Вопрос тонкий, особенно в сегодняшней ситуации, когда пересматриваются международные классификации болезней и предпочитают говорить не о заболевании, а о синдроме.

Очень много вещей должно совпасть, симптомы должны проявляться достаточно долго, чтобы врач имел право поставить диагноз. Шизофрения несводима к так называемым основным симптомам: бреду, галлюцинациям, маниакальному возбуждению. 

А изымает она энергетический потенциал. Приступ переносим, и он кратковременный, а вот последствия могут тянуться годами.

За последние десятилетия психиатрия сильно изменилась, в основном в лучшую сторону: пациентам, впервые попадающим в стационар, ставят реабилитационные диагнозы, даже если речь идет о шизофрении. Чтобы человек все-таки продолжал работать, чтобы диагноз не стал клеймом.

Психические расстройства укоренены в социокультурном контексте, и именно это вызывает к ним неподдельный интерес. Есть, например, традиционная связка – гений или помешательство? Сейчас я вполне могу сказать, что это совпадение, а не закономерность.

И никакой прочной связи нет, это скорее артефакт. Наверное, гениев достаточное количество среди условно здоровых людей, и также они встречаются среди душевнобольных. Мне очень редко попадались пациенты с какими-то выдающимися способностями.

Нет смысла соотносить гениальность с психическим здоровьем или сумасшествием. 

С чем приходит пациент?

Что такое психическая норма для самого пациента? Далеко не каждый может сказать, что он психически здоров.

В истории были периоды, когда резко возрастал интерес ко всему условно ненормальному, – потустороннему миру, нестандартному типу отношений между людьми.

Это часто происходило на фоне неких социальных катаклизмов, такого рода регресс характерен для психики. Само понятие регресса подчеркивает для нас, насколько зыбкое представление о норме мы имеем.   

О чем говорит пациент, приходя на первую консультацию к врачу? В первую очередь, я бы сформулировал так, это немое вопрошание: болен ли я, кто я, какое место я занимаю? Это, безусловно, лежит по ту сторону психиатрии, врача-психиатра такие вещи интересуют мало. Его волнует диагноз, симптоматика и выбор медикаментозной терапии. Отношение пациентов к собственной болезни очень разное.

Кто-то может сказать, что болен уже в течение 10 лет, но это ничего не меняет в его жизни. Многие пациенты хорошо осведомлены о том, какой у них диагноз и что это означает: они могут найти информацию в интернете, услышать от врача, даже шутить на эту тему.

Бывает забавно, когда пациент, много лет страдающий шизофренией, рассказывая мне какой-то инцидент, говорит, что он чуть с ума не сошел.

Что такое шизофрения?

Нет никакого ответа на этот вопрос. Традиционно к данному термину в психиатрии подходили достаточно критично, многие психиатры ратуют за отказ от него. Слишком сложен и неоднозначен генетический аспект болезни.

С одной стороны, он очевиден, с другой, мы очень часто сталкиваемся с тем, что заболевание дебютирует, а никаких больных родственников, даже в нескольких поколениях, не обнаруживается.

Из поколения в поколение накапливаются различные виды психопатологий – не обязательно шизофрения как таковая, это могут быть расстройства личности, какие-то отклонения в поведении. У кого-то, например, есть склонность все перепроверять, кто-то излишне тревожится по пустякам. Все эти вещи не дают нам никакого права говорить о человеке как о сошедшем с ума.

И вот, например, через два поколения мы обнаруживаем случай шизотипического расстройства, когда симптоматика отчетлива, тем не менее человек не обращается к врачам. А вот еще через поколение мы сталкиваемся со случаем так называемой манифестной шизофрении, когда человек в состоянии острого психоза оказывается в больнице.

Нельзя сказать, что ребенок, чья мать больна шизофренией, обязательно заболеет. И дело тут не только в том, что невозможно обнаружить ген болезни. Роль играют среда, условия, в которых человек развивается. Первые контакты с матерью являются базовыми, структурирующими.

Например, если есть некая трещина, определяемая неблагоприятным генетическим фоном, но ребенок развивается в семье, где очень теплые отношения между супругами, где есть возможность говорить напрямую о чувствах, поддержка, где он может получить ощущение безопасности, то вполне вероятно, что эта трещина дальше не поползет. Она будет компенсирована. И наоборот – если даже с точки зрения наследственности ничего страшного не происходило в предыдущих поколениях, а атмосфера в семье крайне неблагоприятная, мы можем столкнуться со случаем заболевания.

Фрейд говорил, что нормы вообще не существует. И я с ним солидарен, в течение всех лет работы в клинической психологии не встречал норму.

Невольно калечащая семья

Теорий, толкующих шизофрению, огромное количество. Американский ученый Грегори Бейтсон ввел понятие «двойного зажима». Речь идет о своеобразной коммуникации между матерью и ребенком. Бейтсон считал, что двойной зажим является предиспозицией к тяжелому психическому расстройству.

Мать, адресуя некое послание ребенку, эмоционально имеет в виду абсолютно другое. Например, она говорит: «Иди сюда, я тебя поцелую», он радостно подбегает и слышит: «Почему опять испачкал штаны?» Психика ребенка, в отличие от психики взрослого, не имеет защитных механизмов, которые позволяли бы ему перерабатывать это расщепление в послании матери.

С точки зрения собственного опыта это важный фактор, но не определяющий.

Одна пациентка, страдающая шизофренией много лет, рассказывает мне о взаимоотношениях с матерью. Живет с ней достаточно давно, собственной семьи так и не случилось, хотя женщина дважды побывала замужем.

Мать буквально никуда не пускает ее – не в том смысле, что держит под замком, нет, просто постоянно за нее тревожится, думает, что с дочерью может что-то случиться. Не отпускает в магазин. Почему? «Потому что у тебя будет обморок, как это уже было. Я не хочу из-за тебя страдать».

Или пациентка находится в кухне, а мать в другой комнате смотрит телевизор.

Мать слышит шум, кричит: «Ты что, обожглась? Я знаю, что-то случилось с тобой!» Вот это постоянное проецирование собственной непереработанной тревоги является одной из особенностей взаимодействия в семьях, где есть пациент, страдающий шизофренией.

Мать постоянно показывает уже взрослой дочери, что мир крайне нестабилен, а она – единственный объект, который может обеспечить безопасность. Иными словами, сама пациентка наделяет свою мать этим значением, она говорит, что только мать может ее защитить. В задачу психиатрии не входит обнаружить все эти нюансы, это видно, когда мы общаемся с пациентом изо дня в день, это та мелочь, на которой держится внутренний мир человека, страдающего психосоматическим расстройством.

Пациентка, будучи взрослой, рассказывала мне об ужасе, охватывавшем ее в детстве, – волшебница представлялась ей каким-то всевидящим оком, наблюдающим за ней.

Я считаю, что консультирование шизофренических пациентов возможно только в паре с их родственниками, потому что это семейная проблема. Чаще всего бывает так, что родители не страдают психическими расстройствами в той мере, что их ребенок, но когда с ними общаешься, преследует ощущение какой-то неправильности. И каждый раз это очень сильно мешает взаимодействовать с матерью пациента.

Например, в какой-то момент ты видишь, что, несмотря на все твои усилия, тебя просто не слышат. Мать, приходя разговаривать о дочери, в остром состоянии находящейся в больнице, уже 15 минут говорит о себе.

Очень часто матери пациенток, у которых абсолютно нет энергии чем-либо заниматься, крайне целеустремленные, волевые, нацеленные на действие, а не на переживание, обесценивают чувства, говорят: «О чем я буду с ней говорить? Надо идти работать». И вот этот постоянный посыл, что ребенок должен быть таким же волевым, как и я, приводит к обратному результату.

Чем большую волю демонстрирует мать, тем безынициативнее дочь. Иными словами, чаще всего диагноза нет, но есть особенности, которые от взгляда специалиста не ускользают.

Шизофрения как сущностная человеческая проблема

Был у меня один пациент, который ходил ко мне 8 лет, но все эти годы я не понимал зачем. Он приходил и просто целый час говорил, не делая пауз, не давая мне задавать вопросы, особенно это было заметно в самом начале нашей работы.

Помню, когда я задал уточняющий вопрос, он довольно зло на меня посмотрел и попросил, чтобы больше я такого не делал, потому как я мешаю ему проходить психотерапию. Конечно, наши отношения постепенно менялись, но я все равно ничего не понимал.

Спустя 8 лет на одном из сеансов он рассказал сновидение: он стал президентом США, у него была миссия построить стадион на крыше небоскреба, чтобы там прошел очередной чемпионат мира по футболу. Потом он помолчал и сказал мне: «Знаете, почему я к вам прихожу все эти годы? Потому что вы мне даете возможность не выполнять этой миссии».

А миссий у него было достаточно много, периодически он говорил, что ему нужно сделать что-то очень серьезное, переступить через себя. Например, проехать ночью на велосипеде из одного города в другой, познакомиться с женщиной, которую он априори боится, – его жизнь состояла из этих поступков. Их становилось все больше, и выносить ему их было все сложнее.

Он говорил о некоем режиссере, которого люди, по его выражению, довольно пошлым образом называют Богом. Он знал, что должен делать что-то такое, чего сделать на самом деле не может и чего жутко боится. Он наделил меня неким значением, и мои знания в области клинической психологии вообще ни при чем: если бы он меня этим значением не наделил, я не смог бы ему помочь.

Я думаю, что шизофрения – это проблема человека как субъекта, как носителя собственного желания и воли. Пациентка мечется между материнской и отцовской позицией. Когда ей что-то говорит мать, то кажется, что она абсолютно права, а отец в этот момент становится ничтожным, и она обесценивает все, что с ним связано.

Когда же она говорит с отцом, мать оказывается чудовищем в ее восприятии, а отец идеализируется. Для шизофрении, как и для любых тяжелых психических расстройств, характерна чрезмерная идеализация и такое же мощное обесценивание. То, что Уилфред Бион в свое время назвал «нападением на связи».

Пациентка говорит, что не помнит ничего из происходившего на предыдущем сеансе. Это тоже особенность мышления страдающих шизофренией, они очень легко разрывают ассоциации, это избавляет их от невыносимых переживаний, мучительных душевных болей.

Пациент признается, что может любить свою собаку, только если она не лает. Вот это расщепление на абсолютно хорошее и абсолютно плохое не дает шизофреническим пациентам возможности полноценно выстраивать взаимоотношения, потому что жить с таким расщеплением очень трудно.

Мы можем быть во взаимоотношениях, только когда другого принимаем во всей его противоречивости, но это под силу только здоровой психике.

Отсутствие внутреннего мира у шизофренического пациента – тоже один из немаловажных моментов.

Психические расстройства настолько сложны, что одним психиатрическим дискурсом не исчерпываются. Вопрос о них отсылает нас к проблеме самого существования человека. Если мы будем игнорировать эту проблему, то вряд ли сможем хотя бы немного приблизиться к пониманию сути психического расстройства.

Источник: https://republic.ru/calendar/event/1072886/

Lady speciall
Добавить комментарий